Русская Духовная миссия в Китае: миссионерский вопрос и учреждение епископии.

  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.
  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.
  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.


Доклад Олега Гринцевича (РГГУ) на студенческой конференции СФИ «Сретенские чтения»

Современное отношение к иностранным миссионерским организациям и проповедникам в Китае, установленное на государственном уровне, мы можем рассмотреть, обратившись к «Положению о регулировании религиозной деятельности иностранных граждан на территории Китайской Народной Республики» (указ Госсовета КНР за № 144 от 31 января 1994 г). В нем, например, прописано следующее:

«Статья 8. Иностранные граждане, осуществляющие на территории Китая религиозную деятельность, обязаны уважать законы и нормативные акты КНР. Им запрещено образовывать на территории КНР религиозные организации, учреждать исполнительные религиозные органы, места совершения культовых обрядов и религиозные учебные заведения, привлекать новых религиозных приверженцев из числа граждан КНР, назначать служителей культов, а также вести другую пропагандистскую деятельность.

Статья 9. Органы по делам религии народных правительств уровня уезда и выше и другие компетентные органы должны применять меры предупреждения и пресечения деятельности в отношении иностранных граждан, осуществляющих религиозную деятельность в нарушение настоящих правил; органы общественной безопасности в соответствии с законом определяют меры наказания в отношении иностранных граждан, совершивших действия в нарушение правил въезда и выезда из КНР иностранцев или общественного порядка; иностранные граждане, совершившие действия, содержащие состав преступления, в соответствии с законом привлекаются к уголовной ответственности органами юстиции».

Но было бы ошибкой искать предпосылки для появления этого и других подобных ему указов исключительно в современной истории КНР. Распространенное мнение, что запрет на ведение проповеди в Китае миссионерам, имеющим иностранное происхождение, возник сравнительно недавно под влиянием коммунистической идеологии, также нельзя считать верным. Как не является истинным и утверждение, что запреты на миссионерскую деятельность в Поднебесной Империи, которые возникали в ее истории до времени учреждения Китайской Народной Республики, были спровоцированы религиозными убеждениями китайцев или «пропастью» между культурами Востока и Запада.

Причины зарождения негативного отношения к иностранной проповеднической деятельности следует, в первую очередь, искать в политике, проводившейся иностранными державами в Китае, агрессивном настрое миссионеров-фундаменталистов, банальных просчетах, допускавшихся представителями западной и восточной цивилизаций в ходе диалога, происходившего между ними.    

Например, в XIX в. Китай, формально сохранявший свою независимость, фактически оказался превращенным ведущими европейскими державами и Японией в полуколонию, разделенную на зоны влияния. К началу XX в. с Поднебесной Империей, так или иначе, успели вступить во взаимодействие такие державы как Великобритания, США, Франция, Австро-Венгрия, Германская и Российская Империи, Италия, Испания, Бельгия, Нидерланды, Швеция, Норвегия...

Результатом колониальной политики, деятельности дельцов-авантюристов и военных, миссионерской агрессии явилось то, что все иностранцы стали восприниматься в Китае как «заморские дьяволы». Ксенофобские настроения росли, подогреваясь экономическим и политическим кризисом, и постоянно выливались во всевозможные антизападные восстания, наиболее известным и кровавым из которых является «боксерское» (ихэтуаней 1900-х гг.). Они способствовали и падению императорской власти в Поднебесной и тому, что иностранные христианские организации начали восприниматься негативно и стали запрещаться, а единственным условием, позволяющим вести проповедь христианства, стало наличие священников-китайцев. Причем, по сравнению с представителями других христианских конфессий, в наиболее сложном положении оказалась именно Русская Православная Церковь, что непосредственно отразилось и на современном положении дел. Ведь, как нам известно, в настоящее время фактически единственным препятствием, мешающим распространению православия в Китае, является полное отсутствие рукоположенных в священники подданных КНР.

Но данная проблема оказалась вызвана не тем, что Русская Духовная Миссия в Китае (РДМК) была основана слишком поздно. Ее учреждение относится к 1700 г., а прибытие в Пекин членов первой Миссии - к 1716 г. И не тем, что ее члены подменяли христианизацию национализацией, являлись проводниками агрессивной колониальной политики или совершали акты нетерпимости. Ни в чем из вышеназванного они замечены не были. А тем, что, во-первых, РДМК являлась единственной русской духовной миссией в Китае и располагала меньшими возможностями, чем другие иностранные миссии. А во-вторых, тем, что православная епископия в Китае была учреждена только накануне великих исторических перемен, которые должны были привести к тотальной переоценке ценностей и в России, и в Китае. Поэтому даже первый православный священник-китаец - Митрофан Цзы, погибший во время восстания ихэтуаней, оказался возведенным в сан в 1882 г. ни кем иным, как главой Японской Миссии - равноапостольным Николаем.

Следует отметить, что арх. Иннокентий (Фигуровский) - глава 18 РДМК - не только смог компенсировать потери, понесенные Миссией в ходе восстания ихэтуаней и добиться учреждения в 1902 г. епископии, но, благодаря торгово-экономической деятельности, - довести капитал Миссии к 1917 г. до размера 1 млн. руб. «По данным «Отчета о состоянии Пекинской Духовной Миссии за 1914 г.», в ее ведении состояли: Первоклассный Успенский мужской монастырь в Пекине, Крестовоздвиженский скит близ Пекина в горах Сишань (Западные горы) (скит был основан в выкупленной пагоде - О. Г.), женский монастырь в Пекине, 5 подворий (в Петербурге, Москве, Харбине, Дальнем, на станции Маньчжурия КВЖД); 19 церквей (в Пекине, Шанхае, Ханькоу, Тяньцзине, Юнпифу, Бэйдахэ, Лувэйшань, Дундинъань, Харбине, Дальнем, станции Маньчжурия, а также... в поселке Отрадное под Петербургом и в Москве); 3 часовни и 5 кладбищ; миссионерские станы - в провинции Чжили - 14, в Хубэе - 12, в Хэнани - 4, Цзянсу - 1, в Монголии - 1, а всего в 32 пунктах, 1 семинария в Пекине, 17 мужских и 3 женских школы, богадельня близ Пекина за воротами Аньдинмэнь, где жили постоянно 16 человек и выдавалась еда для 67 человек».

Но если Россию в Срединной Империи представляла одна РДМК (численность всего личного состава которой в 1914 г. составляла 85 человек), то протестантских миссионерских обществ (не считая подчинявшихся им «станов» и филиалов) было: от Англии - 29, Германии - 13, Швеции - 7, Норвегии - 8, Финляндии - 2 (разве что от Дании и Ирландии - по одному), а католических проповедников в целом насчитывалось (на 1916 г.) около 1668 человек...

Возможно, ситуация, с которой в Китае в наши дни столкнулась Русская Православная Церковь Московского Патриархата, была бы другой, если бы епископия в Срединной Империи оказалась учрежденной раньше. Например, в 1720-х гг., как это планировал Петр I. О чем свидетельствует, например, переписка, завязавшаяся между ним, Св. Синодом, Сенатом и будущим епископом Восточной Сибири Иннокентием (Кульчицким). Интересно и само время постановки вопроса. Так, 25 января 1721 г. появляется «Регламент или Устав Духовной Коллегии», а уже в вышедшей 14 февраля «Высочайшей резолюции на докладе Синода, - "О возношении в церковных служениях, вместо Патриаршего имени, Синода, о сношениях Синода с Сенатом и Коллегиями, о мирских судьях при духовных персонах у дел раскольничьих, об избрании архиереев и о бытии монастырским вотчинам в ведении одной Духовной Коллегии"», в докладе № 4, читаем:

«В праздные эпархии, в духовном Собрании избирать ли в архиереи, по доношению Царскому Пресвятому Величеству оных к поставлению и к местам определять ли?

Резол. Выбирать по две персоны, и которую определит, посвящать и определять.

Такожде определеннаго в Хинское Государство Иеромонаха Иннокентия Кунчицкаго Архиереем Иркутским и Нерченским, для близости по оному Государству посвятить ли, и онаго для удобнейшаго обхождения от Сибирской Эпархии отделять ли?

Резол. В Архиереи посвятить, но лучше без титлы городов, понеже сии городы порубежные к Хине, чтоб Иезуиты не перетолковали инако и бедства не нанесли».

К сожалению, задуманное тогда осуществить не удалось. Этому помешала целая цепочка событий. Среди которых можно выделить, например, такие:

- пространство (в географическом значении этого слова), разделявшее две Империи и затруднявшее быстрое сообщение между государствами;

- колоссальную неразбериху с передачей сообщений из России через Ургу в Китай;

- смерть китайского императра Кан-Си (1723 г.), благоволившего христианству;

- последовавшую вскоре за ней кончину Петра I (1725 г.);

- политику консервативного преемника Кан-Си, которому «спор о ритуале» и другие конфликты, возникавшие среди западных миссионеров, дали повод наложить запрет на проповедь христианства и существование миссионерских организаций в 1724 г. Хотя под указанный запрет не попала РДМК, которой выпала участь оставаться, фактически до середины XIX в., единственной легально действующей христианской организацией на территории Поднебесной Империи, серьезным решением вопроса учреждения православной епископии занялись только во время пребывания в Китае 18 РДМК.

В заключение логично сделать вывод, что любые попытки объяснить периодически издававшиеся указы о запрете христианства «чуждостью» восточной и западной культур обречены на провал. Появлению причин для запрета западных христианских организаций чаще всего давала повод агрессивная политика западных держав и поведение самих же миссионеров. А проблемам, возникавшим в истории РДМК, мы во многом обязаны двум условиям: отсутствовавшему, особенно в петровское время, нормальному сообщению между Российской и Китайской Империями и определенной недальновидности российских постпетровских государственных и церковных деятелей. В результате чего члены РДМК нередко оставались со многими проблемами один на один и вынуждены были решать их на свой страх и риск.

-----------------------

Список цитированной литературы

1. Положение о регулировании религиозной деятельности иностранных граждан на территории Китайской Народной Республики. (Указ Госсовета КНР N 144 от 31 января 1994 г.)// История Российской Духовной Миссии в Китае, сб. М., 1997. - 415 с.

2. О возношении в церковных служениях, вместо Патриаршего имени, Синода, о сношениях Синода с Сенатом и Коллегиями, о мирских судьях при духовных персонах у дел раскольничьих, об избрании архиереев и о бытии монастырским вотчинам в ведении одной Духовной Коллегии (Высочайшая резолюция на докладе Синода. N 3734. 14 февраля 1721 г.). Полное собрание законов Российской Империи (ПСЗ), т. VI, 1830 г. С. 355-357.

3. Регламент или Устав Духовной Коллегии (N№ 3718. 25 января 1721 г.). ПСЗ, т. VI, 1830 г. С. 314-346.

4. Иванов П. М. Православные миссионерские станы в Китае в начале ХХ века. // История Российской Духовной Миссии в Китае, сб. М., изд-во Свято-Владимирского Братства, 1997.-415 с.

5. Ипатова А. С. Российская Духовная Миссия в Китае: век двадцатый. // История Российской Духовной Миссии в Китае, сб. М., изд-во Свято-Владимирского Братства, 1997.- 415 с.

КИФА №7(97) май 2009 года


Миссионерский отдел Московского Патриархата — ©2009-2012