Священник Максимус Урбанович: «Мой стиль миссионерской работы очень прост»

  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.
  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.
  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.


Священник Максимус Регис Урбанович – клирик Никольского кафедрального собора г. Вашингтона (Православная Церковь в Америке), бывший протестантский миссионер, перешедший в Православие.

Сегодня о. Максимус один из наиболее ярких православных миссионеров в Соединенных Штатах Америки. Возглавляемая им миссионерская организация «Евангелие всем народам» (Gospel to All Nations) под омофором Блаженнейшего Ионы, Архиепископа Вашингтонского, Митрополита всея Америки и Канады занимается миссионерской деятельностью во многих странах мира – Африки, Азии, в том числе и России.

 

- Отец Максимус, Вы стали миссионером прежде, чем стали православным христианином. Как вы думаете, в чем главное различие между двумя видами Вашего опыта - как протестанта и как православного?

Это одновременно трудный и простой вопрос. Трудный потому, что каждая группа самобытна, причем внутри каждой есть исключения и вариации. Но если мы говорим, отталкиваясь от моего опыта и там и там, то ответить на этот вопрос будет гораздо легче. По моему скромному мнению, главная разница между протестантами и православными состоит в разном понимании субъекта Церкви, от чего, в свою очередь, зависит видение миссионерского служения, и особенно служения, связанного с евангелизацией.

Православные воспринимают Церковь как видимую, иерархическую, апостольскую полноту учения, как предание, переданное последовательно от Христа через Его Апостолов более двух тысяч лет назад. Протестанты широко рассматривают Церковь - как более или менее невидимую, мистическую, состоящую из индивидуальных верующих, которые получают спасение по вере во Христа и живут согласно учению и различным толкованиям Библии от эпохи Реформации до наших дней.

Есть и очевидные различия между православными и протестантами. Протестанты кажутся более сосредоточенными на внешнем, а православные – на внутреннем. Протестанты видят Церковь как невидимую, и, следовательно, стараются достичь людей, чтобы помочь им прийти к вере через свою собственную интерпретацию учений в Библии. Для православного христианина, начиная от строения храма до таинств, Церковь сотворена видимой и может быть найдена всеми, кто желает ее найти. Поэтому для православных менее важно идти к тем, кто за пределами ее стен.

Православный главное внимание уделяет сохранению и развитию правильного поклонения Богу. Следовательно, мы, православные, сосредоточиваемся на наших традициях, учении и верующих в самой Церкви, независимо от того, много их или мало. Другими словами, протестант думает о своей христианской вере как о чем-то таком, чем можно первым делом поделиться с другими, в то время как православный понимает христианскую веру как то, что должно быть сохранено и что может быть найдено теми, кто ищет скрытые сокровища, названные Христом Царством Божиим.

Еще пример: православные в своих поучениях цитируют преподобного Серафима Саровского, говоря: «Обретите мир, и тысячи вокруг вас спасутся» либо: «Стяжайте благодать Святого Духа и тысячи вокруг вас спасутся». Не придавая особого значения тому, как лучше эту фразу говорить, в целом мы можем понять ее смысл так, что если некто стяжает мир и/или благодать, другие будут свидетельствовать об этих качествах и захотят прийти в Церковь, узнать ее учение, поверить в нее и обрести возможность участвовать в святых таинствах.

Я прочитал, как один православный священник объяснял, что евангелизация включает приход в Церковь и углубление в молитву до тех пор, пока пришедший не обретет слез и покаяния. Когда те, кто вне веры и Церкви, станут свидетелями этого, то они придут в Церковь и поверят во Христа. Это показывает заостренность на более пассивном и внутреннем объяснении значения свидетельства и евангелизации у православных.

Мое понимание слов преподобного Серафима Саровского заключается в том, что в стяжании Святого Духа и/или мира христианин будет исполнен огня и силы Святого Духа. Это сделает его светом и свидетельством о Христе. Вспомните, закон термодинамики гласит «Тепло неизбежно распространяется» . Преп. Серафим фактически говорит о благодати Святого Духа, которая есть огонь, который зажигает сердца верующих.
В отличие от этого протестанты читают слова Иисуса, говорящего: «идите по всему миру», «проповедуйте Евангелие всей твари», «как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас», и действительно в точности выполняют это. Они верят, что послушание учению Христа и Его Апостолам состоит в том, что они должны идти к своему соседу и далее до конца земли, чтобы поделиться с людьми Благой Вестью Евангелия. Они сосредотачиваются на приведении не-христиан к вере во Христа и затем немедленно начинают их учить идти в мир, чтобы привести других ко Христу.

Позвольте мне сделать здесь важное замечание. Мы, православные, любим говорить, что имеем полноту веры, истины и предания в нашей Церкви.

Однако нам не следует забывать учение Господа в притче о верном и мудром домоправителе из Евангелия от Луки 12:48 «И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.». Если нам дано больше всех, тогда с нас потребуется дать отчет о том, что мы сделали с этим, когда Господин вернется. Большинство протестантов не имеют полноты церковной традиции в их собственных деноминациях. Я бы сказал, что они имеют какую-то часть или долю веры. Я думаю об этом всякий раз, когда слышу, как кто-нибудь называет их «сектой» - термином, который они совсем не любят. Я пытаюсь смотреть на это положительно, ведь, несмотря на то, что они имеют долю веры, даже с этой долей веры они воздействуют на мир.

Иисус Христос – великий Врач мира, больного грехом. Он дал средства и лекарства Церкви в ее послании и таинствах, но ожидает от нас, чтобы мы донесли это до людей в мире. Мы не должны ждать, когда они придут к нам.

- Известно, что в нашей миссионерской работе есть множество стилей. Как вы можете описать свой стиль миссии?

Мой стиль миссионерской работы очень прост. Несколько лет назад я использовал такую иллюстрацию, когда миссионер мусульманин, выслушав мою проповедь в восточно-африканской стране Гвинее Бисау, спросил меня: «Почему вы проповедуете с таким рвением, горячностью и пылкостью?» Я ответил: «Если вы упадете в реку и начнете тонуть, а я в это время буду стоять на берегу, то разве я буду оставаться спокоен и озабочен своим внешним достойным видом и стилем и буду говорить с вами мягким тихим голосом? Напротив, я буду кричать громко, как только смогу: «Эй, вы, смотрите сюда! Я бросаю вам веревку жизни, чтобы вы могли спастись! И если бы это не помогло, я бы быстро спрыгнул и вытащил бы вас сам».

Как православные, мы имеем откровение Иисуса Христа, понесшего крест за наши грехи, но как ученики Христовы, мы должны также слышать слова Христа, который призывает нас: «возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24)! Это значит, что мы должны не только видеть Христа на кресте и остановиться рядом, но видеть мир с креста так, как Иисус видел мир. Он видел этот мир и его народ, потерянный и умирающий, находящийся во тьме под властью дьявола, отчаянно нуждавшийся в надежде, исцелении и спасении. Иисус пришел искать и спасать тех, кто потерялся. Вот почему мы можем называть Его Спасителем! Потом Он сказал Своим ученикам: «как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20:21). Христос послал Свою Церковь, то есть вас и меня, чтобы «взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19:10).

Мой стиль миссионерской деятельности в реальности начался как путь молодого атлета. В 1982 году, играя на Национальном Чемпионате футбола за Пенсильванский Государственный Университет, я имел нечто, что православные люди назвали бы опытом Симеона Нового Богослова - все происходило с помощью Святого Духа, во время изучения командой Библии. С того дня я хотел делать одну единственную вещь в своей жизни, а именно - рассказывать другим об Иисусе Христе. Все очень ясно и просто. Я читал Священное Писание и заметил в выводе каждого Евангелия призыв проповедовать Благую Весть людям всего мира. Я читал, как проповедовал Иисус, как апостол Петр в Деяниях Апостолов встал и стал читать послание, а затем апостол Павел и другие апостолы. И я стал пытаться делать то же самое. Несмотря на кажущийся провал сначала, я был настойчив и, в конце концов, стал давать плод, неся весть о Евангелии все это время служения с 1986 года.

Мой призыв и опыт не апологетические по стилю, а более апостольские - предполагающие проповедь и наглядные доказательства. Иисус исцелял, а затем проповедовал и провозглашал Весть Царства Божия. Молитвы за больных - это существенная часть послания Благой Вести Церкви и всего действия евангелизации…

…Мой особый стиль был в дальнейшем развит на миссионерском поле Африки, где я жил и проповедовал в девятнадцати странах. Именно в Африке, во время проповеди на улицах, рынках, открытых полях, стадионах и церквах я реально развивал свой стиль. Я бы сказал, что африканский стиль проповеди – это смелый стиль, жизненный, громкий и эмоциональный. Кто-то однажды сказал: «Зажги человека на костре и все придут смотреть, как он горит!». Я думаю, что это можно сказать не только об африканском стиле проповеди, но также о проповедниках первых веков. Святой Дух низвел огонь на Святых Апостолов, и весь Иерусалим пришел посмотреть на них, зажженных Святым Духом! Мой стиль проповеди ни протестантский, ни православный, ни католический, - это стиль христианина, который просто свидетельствовал о пустом гробе Господнем, опытно переживал полноту Святого Духа и был опален огнем и ревностью Божией.

Позвольте мне рассказать о другой истории - одна женщина однажды обратилась к человеку, у которого стиль миссионерского служения был подобен моему. «Мне не нравится Ваш стиль проповеди Евангелия!», на что он задал ей вопрос: «Можно ли Вас спросить, какой стиль у вас?» Она ответила: «У меня нет никакого стиля, потому что я не проповедую!» Миссионер заметил на это: «В таком случае, я предпочту свой стиль вашему!»

- Вы пытаетесь сделать многое для проповеди Евангелия всем народам. Трудно ли это для вас? С какими проблемами Вы обычно сталкиваетесь?

Что касается трудности проповеди Евангелия всем народам, позвольте мне начать с того, что когда мы отвергаемся самих себя, берем свой крест и следуем за Христом (Мк.8:34) – это всегда трудная, но ценная и перспективная работа! В отношении же моего особого служения в Церкви, это перспективно с многих сторон.
Во-первых, я должен поддерживать свою собственную духовную жизнь и жизнь моей семьи. Без здоровой внутренней духовной жизни своей и моего дома я лишаюсь фундамента или основания, чтобы идти и делиться чем-то с другими людьми. Духовная война с врагом может с особой силой проявляться в его атаках и воздействии на мою семью, мою команду и на меня самого, когда мы стараемся помочь людям обрести свободу от тьмы.

Во-вторых, есть трудность в поддержке видения миссии и евангелизации в Православной Церкви. Я чувствую, что Церковь все еще переоткрывает для себя миссионерский наказ и евангельский призыв в более широком смысле.

Третья трудность - это увеличение финансирования для оплаты расходов на наши компании по евангелизации среди бедных по всему миру. Временами Поместная Православная Церковь любезно оплачивает компанию, но в основном я должен просить о финансировании и увеличении финансовой поддержки от более процветающих церквей в западных странах. Увеличение финансирования, в котором мы нуждаемся в наших православных приходах в США, - это особенно большая проблема, над преодолением которой мы работаем в настоящее время.

Еще одна трудность связана с организацией евангельских компаний по общественной проповеди внутри самой Православной Церкви, потому что большинство православных священников и епископов ранее такого никогда не делали. Мы должны иметь поддержку Церквей, чтобы организовывать и выполнять свои миссионерские мероприятия, а также, чтобы помогать тем, кто пришел к вере. Так как это по-новому расставляет акценты в деятельности внутри Православной Церкви, появилось много работы, которую нужно делать как среди руководства, так и среди верующих.

Последняя трудность относится к вопросам церковной политики и разделений. Существенное условие успешных миссий и евангелизации - это церковное единство. Прежде чем я стал православным, я пытался работать и служить всем местным христианским церквам (с истинной верой, конечно), приходя как рыбак (евангелист), заимствуя на время их лодки (церкви), улавливая человеков (проповедуя), и оставляя рыбу в этих же лодках (для проверки исполненного).

Эта область всегда остается проблемной и не отличается от того, что существует в Православной Церкви. Иисус Христос молился: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, -- да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин.17:21). В действительности я верю, что евангелизация - это путь к единству для Православной Церкви. Церковное разделение в определенном месте, этнически и деноминационно - это огромная помеха в приведении людей ко Христу и Его Церкви.

- Соединенные Штаты Америки - это страна, где большая часть населения - христиане. Но что сейчас представляет среди них православные? Есть ли здесь какие-то перспективы?

Что касается православия в США, то здесь существуют две перспективы. Одна состоит в том, что называется «стакан, наполовину полон или стакан наполовину пуст». Есть определенная доля иронии в том, что Вы задаете этот вопрос, так как на Рождественских чтениях в Москве несколько лет назад эти две перспективы были достаточно ясно очерчены. Меня попросили рассказать о положении православия в Штатах, и сразу же после моего выступления об этом же попросили другого священника. Другой священник жил в Соединенных Штатах до того, как я был уже православным, а сейчас живет в России.

Когда мы высказались, люди стали недоумевать, как такое может быть, чтобы две перспективы были столь противоположны. Я встал первым и сказал, что Православие в Америке очень быстро растет, на что указывает рекордная посещаемость семинарий, а также то, что многие люди обратились в православие из протестантизма, особенно из церкви пятидесятников, и что многие новые церкви выросли по всей Америке, особенно на юге. Другой священник встал и сказал, что православие в Соединенных Штатах испытывает большие трудности, носит этнический характер, невостребованно, до сих пор службы ведутся на славянском языке, при этом сравнительно мало людей посещают приходы и денег настолько не хватает, что невозможно пытаться сделать что-то большее в любом деле.

Объяснить разницу в мнениях, с моей точки зрения, можно тем, что Православие в США привыкло быть этническим, созданным из эмигрантов, говорящих на иностранном языке, не очень гостеприимных, т.е. не очень хорошо уживающихся с неправославными. Однако в течение последних десяти-двадцати лет Православие в Соединенных Штатах изменилось. В моем видении, в те времена, когда Православию как единой Церкви во всем мире был запрещен рост на востоке, это влияло на Церковь на западе. Все-таки мы единая Церковь. Когда же на востоке произошли изменения в сторону большей религиозной свободы, подобные изменения произошли и на Западе.

В конечном итоге, эти изменения совершились по воле Божией, и я думаю, что это удивительно и является частью плана Божия. Конечно, наш возлюбленный Вселенский Патриарх в Константинополе продолжает бороться с притеснениями и гонениями, и это также оказывает воздействие на нас на Западе, особенно в Греческой Церкви. Однако даже в Греческой церкви существуют положительные изменения, касающиеся помощи негреческим американцам.

Я чувствую, что сила Православной Церкви в Соединенных Штатах - это то, что остается в значительной степени неизвестно и непонятно большинству американцев и канадцев. Большинство людей, обратившихся в православие, сравнивают его со «спрятанным сокровищем», о чем Христос говорил в Евангелиях. Я верю, что когда историю напишут, это новое столетие будет известно как «Столетие Православной Церкви»!

Как-то во время учебы в Свято-Тихоновской семинарии я пришел в библиотеку и заметил слово «Православие», написанное большими буквами на обложке популярного протестантского журнала «Христианство сегодня». Открывая журнал, я увидел фразу, напечатанную на двух страницах большими буквами «Будет ли этот век веком Православия?». Статья была изложена хорошим языком и объясняла, почему так много людей в Америке в наше время покидает протестантизм и обращается в православие. Что касается лично меня, я верю, что это было подтверждением слов, которые Господь сказал Своей Церкви, - говорю это не из торжества или гордости, но как служитель послания, идущего от Бога через Святой Дух, чтобы укрепить Церковь. Слава Иисусу Христу! Он сказал: «создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18).

- Каков ваш миссионерский план на будущее?

По воле Божией мы будем продолжать проводить компании по евангелизации и конференции по всему миру. Поля с богатейшим урожаем – это страны к югу от экватора среди развивающихся народов мира. Это те страны, где Святой Дух приводит людей в Церковь в огромных количествах. Люди Африки, Азии, Южной Америки и т.д. затем путешествуют и распространяют эту духовную жизнь и веру как миссионеры по всему миру. Это захватывающее зрелище.

Во-вторых, мы хотим сосредоточиться на том, что относится к людям, которых мы еще не достигли, это люди Северной Африки, Среднего Востока, Центральной Азии, Индии и всех стран вплоть до Китая. Это люди, наименее просвещенные в мире светом Евангелия, многие из них никогда не слышали Благой Вести об Иисусе Христе хотя бы однажды в своей жизни. Кто-то сказал: «Зачем кому-то слышать Евангелие дважды, когда многие никогда не слышали о нем однажды?» Это очень хорошая точка зрения.

И самое последнее, но наиболее важное, мы хотим сосредоточиться на приумножении работников в самой Церкви. Мне только что исполнилось сорок семь, но я осознаю, что ограничен временем своей жизни как индивидуум, проповедующий на одной трибуне, в одном месте и в одно время. Наш миссионерский план состоит в путешествии по Церквам, чтобы вдохновить, обучить и укрепить верующих и особенно следующее поколение принимать вызов и отвечать на призыв Христа в своей жизни. Как евангелисты и миссионеры одновременно по отношению к своим ближним и ко всему миру, они должны свидетельствовать о Христе, должны быть солью и светом.

Преследуя эту цель, я надеюсь, что мне удастся наладить больше контактов с православными семинариями, чтобы поделиться своим опытом со студентами и, если позволят обстоятельства, предоставить им возможность сопровождать меня для практического обучения. В Пятидесятницу Христос перевернул мир со ста двадцатью из горницы, и я верю, что Он поднимет армию православных миссионеров, евангелистов и проповедников, которые распространят веру и традицию до концов земли, как наши праотцы делали это до нас.

В ближайшем будущем, я верю, Бог поможет нам организовать и провести по всей Северной Америке конференции, которые покажут видение, веру и огонь Святого Духа православным верующим. Люди, которые приобрели опыт в Святом Духе и Его силу (Деян.1:8), не нуждаются в том, чтобы их заставляли идти проповедовать Евангелие. Это происходит естественно и это было в моей собственной жизни.

Спасибо Вам, о.Максимус, за Ваши ответы!

Со священником Максимусом Урбановичем беседовал
протоиерей Димитрий Карпенко

Перевод с английского Полетаевой Т.А.

"Миссионерское обозрение", №1, 2011.
 


Миссионерский отдел Московского Патриархата — ©2009-2012