Концепция «анонимного христианства» в богословии К. Ранера

  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.
  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.
  • : Function ereg() is deprecated in /home/portal-mis/portal-missia.ru/docs/includes/file.inc on line 895.


Апробационная статья студента Тобольской духовной семинарии Резниченко Егора посвящена концепции анонимного христианства в богословии Карла Ранера. Доклад на II Студенческой богословской конференции в СПбДА 20-21 апреля 2010 г.

Карл Ранер (1904-1984) — известный немецкий католический богослов. Он являлся активным деятелем II Ватиканского собора, его взгляды нашли свое отражение во многих итоговых документах собора, в частности, в Догматической конституции о Церкви. Карл Ранер — это плодотворный писатель и незаурядный богослов и философ. Он был представителем томизма, но находился под сильным влиянием экзистенциализма. В итоге, его философские взгляды были охарактеризованы как «современное переосмысление томизма». Он был приверженцем философии Ж. Марешаля, который отличался своим трансцендентальным подходом. Ранер перенял и это направление, развив его в целую школу «трансцендентального томизма». Область его философских и богословских работ — антропология. Именно на христианской антропологии Ранер основывал свои философские и богословские рассуждения, так как, по его мнению, феномен человека может открыть важные области веры и связи с Богом. Для Ранера говорить о человеке, значит говорить о Боге.

Наиболее популярной и оспариваемой из его концепций была и остается концепция «анонимного христианства». Многие богословы считали именно Ранера отцом этого учения, однако его зачатки присутствует в ранних сочинениях Э. Схиллебекса. Он, в частности, пишет: «Как есть чувство справедливости, истины и подлинного братства между всеми, так есть и Бог. Анонимная религия может принимать скрытые формы. Где, несмотря на полное отрицание церкви и даже полную моральную деградацию, искренне принимаются объективные ценности и есть платформа для борьбы за них, там есть скрытая, но искренняя религиозная жизнь.[1] Уже Схиллебекс заложил основу той теории, что нехристиане, благодаря своей нравственной жизни, совершают акты религиозности.

Исследуя концепцию анонимного христианства К. Ранера, нельзя не исследовать тот фундамент, на котором она стоит. Находясь под сильным влиянием экзистенциализма М. Хайдеггера, Ранер перенял и развил в богословских формулировках понятие «сверхъестественного экзистенциала». Сверхъестественный экзистенциал является словесным описанием факта самосообщения Бога человеку через благодать. Нетварная Божия благодать, в свою очередь, ориентирует человека ко Христу. Американский богослов Д. Коффи, подробно исследовавший этот вопрос, пишет: «...сверхъестественный экзистенциал является самодарением Отца в Святом Духе, благодаря чему мы начинаем сообразовываться Христу и стремиться к Отцу. Также следует сказать, что экзистенциал содержит в себе тварный элемент, а именно данную благодатью способность к этой трансформации».[2] Сверхъестественный экзистенциал присутствует в каждом человеке, независимо от его вероисповедания и сознательного отношения с Богом. «Для Ранера дарование экзистенциала имеет место в начальном моменте бытия человека, иными словами, в момент творения. Это проистекает из того факта, что Бог никогда не имел иного намерения по отношению к человеку, как его предназначения к божественному союзу».[3] Экзистенциал является плодом универсального Божиего Промысла о всяком человеке. Так как Бог один и единственный, следовательно, Он думает обо всех без исключения людях и хочет их спасения. Отсюда различные пути к этому спасению, созданные Богом для людей иных религий и даже атеистов.

В своей статье о богословии Ранера, Бостонская энциклопедия западного богословия резюмирует: «Учение Ранера о сверхъестественном экзистенциале и откровении стало основой его известной теории об "анонимных христианах". С одной стороны, спасительная воля Бога универсальна. Это привело к утверждению, что должна быть возможность спасения для всех людей. С другой стороны, католическая традиция придерживается той догмы, что спасение возможно только через веру в Иисуса Христа и членство в Церкви. Для Ранера этот конфликт разрешим через понятие "сверхъестественного экзистенциала" как условия всем людям в их трансцендентности принять Божию благодать и "универсально-трансцендентальное откровение", которое становится самосообщением Бога им как трансцендентным существам. Следовательно...те, кто не исповедуют Иисуса Христа эксплицитно и не являются членами Католической церкви, "должны иметь возможность подлинного спасительного родства с Богом" и поэтому они называются "анонимными христианами"».[4]

Стоит оговориться, что Ранер ни в коей мере не умаляет значение христианства как религии абсолютного Божиего самосообщения людям. Это религия совершенного откровения Бога. Только она открывает полноту благодати и ведения Бога. Содержанием христианства является Богочеловек Иисус Христос. Он является высшей реальностью, в которой соединилось естество человека и естество Бога. Иисус Христос — вершина откровения и самосообщения Бога. Ранер говорит в одном из своих интервью: «Анонимное христианство означает, что человек живет в благодати Божией и приобретает спасение вне официального христианства. ...Возьмем в пример буддийского монаха ... который, следуя совести, приобретает спасение и живет в благодати Божией. О нем я должен сказать, что он анонимный христианин. Если же нет, то мне необходимо предположить, что есть подлинный путь к спасению, который приводит к цели, но обходит стороной Христа. Но я не могу этого предположить. Поэтому, если спасение каждого зависит от Иисуса Христа, и в то же время многие живут в мире, где не узнают Иисуса Христа, мне не остается ничего, как принять постулат об анонимном христианстве».[5] Это высказывание звучит довольно резко, но открывает очень важное свидетельство — ни о каком спасении человека мы не можем говорить, если не связываем это спасение со Христом. Ранер, глубоко убежденный, что «Дух истины действует как внутри, так и вне Церкви»,[6] постоянно напоминает нам об исключительном значении Христа. В своей книге «Основание веры» он пишет: «Поскольку трансцендентальное самосообщение Бога как предложение, обращенное к свободе человека, есть, с одной стороны, экзистенциальная составляющая каждого человека, а с другой стороны, момент в самосообщении Бога миру, имеющем свою цель и свою кульминацию в Иисусе Христе, то определенно можно говорить об "анонимных христианах". Но при этом истиной остается, что в измерении полной историчности этого единого самосообщения Бога человеку во Христе и в связи с Ним только тот является христианином в измерении отрефлексированной историчности этого трансцендентального самосообщения Бога, кто верой и крещением эксплицитно исповедует Иисуса как Христа».[7]

Говоря о концепции «анонимного христианства» нельзя не упомянуть о том, какую роль в ней играет ранеровский взгляд на человека как на трансцендентное существо. Мы уже выяснили, что «люди, не исповедующие себя христианами, кто даже не встречался с христианством, все равно одариваются благодатью Христа в глубине своего опыта, и, бесспорно, признают этот факт, не догадываясь, что он приходит именно оттуда».[8] Подобное глубинное общение с Богом, будь оно эксплицитное или имплицитное, становится возможным благодаря трансцендентности человека. Это еще одно свойство, данное Богом человеку при творении. Оно является совершенно уникальной способностью человека, которая выводит его далеко за пределы тварного мира. Эта способность глубинного переживания своей экзистенции и Абсолютной реальности — Бога — дает возможность говорить о связи с Богом любого человека, даже если эксплицитно он этого не осознает.

Таким образом, можно вывести четыре главных тезиса, в которых заключена суть концепции «анонимного христианства» К. Ранера. Во-первых, он постоянно свидетельствует о том, что христианство является абсолютной религией, основанной на уникальном событии самооткровения Бога в Иисусе Христе. И если мы считаем людей, которые родились до этого момента или не знали о нем, лишенными возможности спасения, то противоречим Божией воле о всяком человеке. Во-вторых, нехристианские религии способны стать реальными посредниками спасительной Божией благодати до тех пор, пока их приверженцам не будет проповедано христианство. После этого момента они уже не имеют оправдания в своей религии. В-третьих, последователей этих религиозных традиций мы вправе называть анонимными христианами. В-четвертых, христианство не ликвидирует собой другие религии. Религиозный плюрализм является свойством человеческой экзистенции.[9] Еще раз необходимо отметить, что Ранер не ставит все религии на один уровень. Христианство — единственная религия полного и истинного откровения Бога, его явления людям. Оно содержит в себе всю полноту благодати и спасения. Остальные же религии, по возможности, могут лишь приблизиться к этому абсолюту, проповедуя своими доктринами добродетели любви и самопожертвования.

С точки зрения практики, концепция «анонимного христианства» дала серьезный базис для диалога Римско-Католической церкви с иными религиозными традициями и атеизмом. Этому способствовала его активнейшая работа на заседаниях II Ватиканского собора. Конечно, документы собора не отразили в себе прямые формулировки Ранера, но общее их направление имеет параллели с его взглядами. Его концепция подвергалась серьезной критике, другие богословы видели в ней новое направление богословской мысли внутри обновленной Католической церкви. Из области критики можно привести такую мысль: «Если кто-либо может быть христианином анонимно, зачем его загружать множеством требований, которые требует исповедание христианства? Ранер делает задачу проще, растворяя христианство, освобождая его от своего же содержания. И то, с чем мы остаемся, если следовать его логике, это церковь, полная анонимных атеистов».[10] Конечно, такое мнение имеет право на существование, однако оно сильно преувеличено. Главной целью Ранера не было создание совершенной модели спасения нехристиан. Он основывался на очевидных фактах любви Божией ко всем и желания спасения их через Христа. Те же, кто не познал его явно, не лишены его любви и благодати, и, как считает Ранер, спасения.

Бесспорно, что с точки зрения православного богословия концепция «анонимного христианства» весьма подозрительна. Ранер, будучи блестящим знатоком философии, сильно доверился той системе, которой он придерживался. Вопрос спасения, по сути, вопрос неизвестности. Человеку не в силах заключить спасение в рамки логики и здравого смысла. Это событие нельзя предугадать. Но в Священном Предании и Писании нам даны те аксиомы, по которым мы должны идти, если хотим спасения. Главная аксиома — вера в Иисуса Христа как Бога и Спасителя. Несмотря на то, что Бог действует в каждом человеке и желает Его спасения, жертва Христова имеет исключительное значение в деле спасения человека. Именно единение со Христом дает полноту откровения и благодати к спасению. Митр. Сергий (Страгородский) пишет: «...истинная жизнь человека — в общении с Богом. Быть причастником этой вечной жизни можно только через уподобление Богу, ...но это уподобление возможно только тогда, когда Бог придет к человеку, а человек узнает и примет Бога. Необходима, следовательно, благодатная помощь Божия и вера во Христа и Бога, которая делает возможным совершение спасения. ...К этому направлено все промышление Божие, все домостроительство нашего спасения, в этом цель и смысл служения Иисуса Христа».[11] К. Ранер сильно преувеличил значение таких свойств человека, как трансцендентность и обладание сверхъестественным экзистенциалом. Бесспорно, что в глубине своей экзистенции человек слышит Бога, и может откликнуться. Бесспорно, что любой человек способен воспринять благодать. Но эти события не являются самодостаточными. Можно с уверенностью сказать, что всякий человек связан с Богом, знает он об этом или нет. Но никак нельзя признать, что этот факт сам по себе обеспечивает спасение. Подобным предположением обесценивается значение жертвы Христовой и Церкви, которая располагает полнотой тех благодатных средств, которые бы помогли сверхъестественным способностям человека достичь правильной и абсолютной цели. Как Православие, так и Католицизм признают исключительную необходимость эксплицитного исповедания Христа через Крещение и членство в Церкви. Хотя Ранер полностью поддерживает данный принцип, он, к сожалению, слишком абсолютизирует человеческие способности и ошибочно интерпретирует факт универсального Промысла Божия о людях.
[1] Цит. по: Bullivant S. The myth of Rahnerian exceptionalism: Edward Schillebeeckx's ‘anonymous Christians'. - Oxford: Christ Church, 2009. - P. 3

[2] Coffey D. Did You Receive the Holy Spirit When You Believed? Some Basic Questions for Pneumatology. - Milwaukee: Marquette University Press, 2005. - P. 35

[3] Coffey D. The Whole Rahner on the Supernatural Existential // Theological Studies. - 2004. - 65. - P. 101

[4] Karl Rahner (Boston Collaborative Encyclopedia of Western Theology) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: people.bu.edu/wwildman/bce/rahner.htm

[5] An Interview with Karl Rahner on the State of Catholic Theology Today [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.innerexplorations.com/chtheomortext/kr.htm

[6] Healy N. M. Church, World and the Christian Life. - Cambridge: Cambridge University Press, 2004. - P. 132

[7] Ранер К. Основание веры. Введение в христианское богословие / Пер. с нем. (Серия «Современное богословие»). - М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2006. - С. 242-243

[8] Kilby K. Karl Rahner. Theology and Philosophy. - London and New York: Routledge, 2004. - P. 116

[9] Karl Rahner [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.island-of-freedom.com/RAHNER.HTM

[10] Kilby K. Karl Rahner. Theology and Philosophy. - London and New York: Routledge, 2004. - P. 116

[11] Сергий (Страгородский), архиеп. Православное учение о спасении. - М.: Изд. отд. Московской Патриархии, Иосифо-Волоцкий мон., изд-во «Просветитель», 1991. - С. 11.

Резниченко Е. А.
www.bogoslov.ru/text/736286.html
 


Миссионерский отдел Московского Патриархата — ©2009-2012